Аналитика

30.04.2019

Осторожно, НДС! Или как 3 млн рублей превращаются в 15

О налоговой математике рассказывает управляющий партнер Юридического партнерства «Курсив», руководитель налоговой практики Мария Ильяшенко.  

       

         По уровню цифрового обеспечения налоговых органов Россия сегодня находится на лидирующих позициях в мире. На вооружении налоговиков технологии Big Data и более 20 информационных комплексов. Деятельность налогоплательщика становится практически прозрачной для контроля. Так, система «АСК НДС-2» позволяет просматривать контрагентов налогоплательщика до 18 колена. Это приводит к определенным проблемам. Если в цепочке операций появляется недобросовестный поставщик, неблагоприятные последствия могут наступить и для предприятий, уплачивающих налоги в соответствии с законом.
         Сегодня предприятия часто получают от налоговых инспекций предложения уточнить свои обязательства в части НДС при обнаружении «разрывов» по «АСК НДС-2». Нужно ли идти на поводу у представителей власти и уточняться? Что будет, если этого не сделать? Полагаю, что у многих специалистов уже сложился свой алгоритм поиска ответа на этот вопрос. Но хотелось бы поделиться некоторыми наблюдениями.
         Часто специалисты, с которыми приходится обсуждать этот вопрос, в качестве довода против уточнения налоговых обязательств называют небольшой размер суммы «разрыва». Налоговая служба, говорят они, просто не пойдет на проверку из-за маленькой суммы. Действительно, средние доначисления по результатам налоговой проверки за 2018 год по Новосибирской области превышают 12 млн. руб. Учитывая, что результативность выездных проверок растет день ото дня, порой кажется, что из-за маленьких доначислений (условно в 3 млн. руб.) инспектору назначать налоговую проверку просто нецелесообразно.
         Что же мы сегодня видим на практике? Рассмотрим пример из жизни одного налогоплательщика.
         Компанию вызвали в налоговую на комиссию и предложили уточнить свои налоговые обязательства (а, проще говоря, доплатить в бюджет налог) на 3 млн. руб. в части «разрыва» по НДС. Компания в добровольном порядке уточнить обязательства отказалась, понадеявшись на нецелесообразность для налоговиков такой проверки. Однако, проверка была назначена. В рамках проверки инспектором отработан тот самый разрыв, о котором говорилось на комиссии – в размере 3 млн. руб. Только по действующему с конца 2017 года алгоритму расчета налоговой задолженности (ст. 54.1 Налогового кодекса РФ, какой ее видит ФНС) «разрыв» в сумме 3 млн. руб. превратился… в доначисление в размере 15 млн. руб. Помимо отказа в вычетах по НДС, доначислен налог на прибыль, пени, штраф 40%. Такое доначисление уже вполне подходит под среднестатистическую выездную проверку, а, кроме того, превышает порог уголовной ответственности.
Пока неизвестно, какова перспектива подобных доначислений. Судебная практика по новому алгоритму расчета недоимки еще не сложилась. Но уже сама перспектива получения на руки акта с суммой в 15 млн. руб. представляется малоприятной.
         Итак, возвращаясь к первоначальному вопросу. Нужно ли уточняться, если налоговики просят «по-хорошему»? Ответ зависит от многих факторов. Злоупотреблений много и со стороны налоговых органов. Часто мы наблюдаем такую картину, когда конкретному инспектору не хочется утруждать себя поиском реальных правонарушителей. Поэтому налоговые претензии предъявляются первому попавшемуся предприятию в цепочке поставок, обладающему серьезными активами (недвижимость, оборудование). Это, безусловно, несправедливо. Как показывает наш опыт, в такой ситуации можно добиться защиты законных интересов.
         Но ответ на один вопрос известен точно. Покупать «бумажный» НДС сегодня нельзя. Это абсолютно неэффективно. Очень опасно. Очень дорого. А в случае выявления подобной практики налоговым органом, предприятию стоит серьезно задуматься над уточнением своих обязательств и изменением формата ведения деятельности. Тем более, что Налоговый кодекс РФ представляет большой массив законных льгот и возможностей снижения налоговой нагрузки.

НАЗАД